Шаблон:Текущая избранная статья

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Портрет Джона, написанный неизвестным художником в 1-й половине XVII века

Джон Гонт (англ. John of Gaunt; март/май 13403 февраля 1399) — английский принц, граф Ричмонд в 1342—1373 годах, герцог Ланкастерский, граф Ланкастер, Дерби, Лестер и Линкольн, сеньор де Бофор и де Ножан с 1362 года, герцог Аквитании с 1390 года, третий выживший сын короля Англии Эдуарда III и Филиппы Геннегау. Его прозвище «Гонт» означает, собственно, «родившийся в Генте». Основатель дома Ланкастеров, к которому принадлежали английские короли Генрих IV, Генрих V и Генрих VI. Потомками Джона являются все английские и британские монархи, начиная с Генриха IV, короли Шотландии, начиная с Якова V, а также представители ряда европейских династий.

Благодаря первому браку с Бланкой Ланкастерской Джон унаследовал обширные владения в Северной Англии, сделавшие его одним из богатейших и влиятельных английских магнатов, а также получил герцогский титул. Второй брак позволил ему претендовать на трон Кастилии и Леона, однако его попытки стать королём, для чего он предпринял военный поход в королевство, провалились. В 1396 году Джон смог жениться на своей многолетней любовнице Екатерине Суинфорд, а родившиеся от этой связи дети, получившие фамилию Бофорт, были легитимизированы. В английской политике Джон играл заметную роль, особенно в последние годы жизни отца, а также в первые годы правления племянника, Ричарда II. Также он принимал активное участие в Столетней войне против Франции, хотя и не добился серьёзных военных успехов. Большего Джон достиг в качестве дипломата; благодаря его усилиям был заключён ряд перемирий с Францией и Шотландией, которые, однако, были очень непопулярны в Англии. Недовольство политикой Гонта, коррупцией в его правительстве, а также его поддержкой проповедника Джона Уиклифа вызвали политический кризис 1376—1377 годов и Лондонский бунт.

Документация

Выше — статья, отображаемая в блоке «Избранная статья» на заглавной странице. Ниже — четыре предыдущих статьи, отображаемых на странице Википедия:Избранные статьи. При обновлении шаблона нужно заменить каждый блок предыдущим и обновить верхний.

Дмитрий Шульц в образе Меточки, 1920-е годы.

Дмитрий Иванович Шульц (1893 (?), Нижний Новгород, Российская империя2 апреля 1930, Москва, СССР) — религиозный деятель, создатель и руководитель секты «Единый Храм», действовавшей в 1920-е годы. Дмитрий Шульц как разрабатывал теоретическую основу деятельности секты, так и детально продумывал её ритуалы.

Дмитрий Шульц родился в интеллигентной семье, ещё в детстве проявлял склонность к сочинительству и театру, окончил Нижегородский графа Аракчеева кадетский корпус и учился в Московском коммерческом институте, где слушал лекции богослова Сергея Булгакова. В 1920-е годы создал сообщество мистически настроенных молодых людей, которых увлёк сначала идеями спиритизма, а впоследствии и созданием новой синкретической религии. С течением времени в этом сообществе нарастали элементы садизма, мазохизма, стали практиковаться сексуальные извращения. Сообщество превратилось в тоталитарную религиозную секту, занимавшую откровенно антисоветскую позицию.

В марте 1930 года в результате судебного процесса, широко освещаемого центральной прессой, Дмитрий Шульц был приговорён к высшей мере наказания по статье 58-10 УК РСФСР («за пропаганду, содержащую призыв к подрыву или ослаблению советской власти, с использованием религиозных предрассудков») и расстрелян. В судебном процессе принимали участие: наиболее известный в 1930-е годы адвокат, участник открытых политических процессов Илья Брауде, судебно-психиатрическую экспертизу проводили крупные учёные, доктора медицины Пётр Ганнушкин, Вольф Внуков и Евгений Краснушкин, в качестве эксперта-религиоведа был привлечён доктор исторических наук Владимир Бонч‑Бруевич.


Бюст Пупиена (Капитолийские музеи)

Марк Клодий Пупиен Максим (лат. Marcus Clodius Pupienus Maximus), более известный в римской историографии как Пупиен, — римский император, правивший в 238 году.

По всей видимости, Пупиен был знатного происхождения. Он сделал успешную политическую карьеру: управлял рядом провинций, был консулом, а также префектом Рима. В 238 году, когда сенат присоединился к восстанию Гордиана I и Гордиана II против Максимина Фракийца в Африке, Пупиен вошёл в состав комитета из двадцати человек, назначенных для обороны Италии. После гибели Гордианов сенаторы избрали императорами Пупиена и Бальбина. Под давлением горожан и солдат они были вынуждены провозгласить цезарем юного Гордиана, внука Гордиана I. Было решено, что Пупиен выступит против Максимина, а Бальбин останется в Риме для поддержания порядка, с чем он явно не справился: во время столкновения преторианской гвардии и жителей Рима погибло множество людей, а часть столицы была сожжена. Во время похода Пупиен, получив известие о том, что Максимин был убит собственными войсками, с триумфом вернулся в Рим. Вскоре после этого, когда оба императора были готовы покинуть город для ведения боевых действий — Пупиен против персов, а Бальбин против готов, — преторианцы, которые были недовольны назначением сенатских ставленников и поддерживали память о солдатском императоре Максимине, воспользовались возможностью отомстить. Когда большинство народа находилось на Капитолийских играх, они ворвались во дворец, захватили Бальбина и Пупиена и, протащив их по улицам, предали смерти.


Анатолий Бышовец (фотография 2020 года)

Анатолий Фёдорович Бышовец (род. 23 апреля 1946, Киев, Украинская ССР, СССР) — советский футболист, выступавший на позиции нападающего, в дальнейшем советский и российский тренер. Заслуженный мастер спорта СССР (1991). Заслуженный тренер СССР (1989). За десять лет своей игровой карьеры в составе киевского «Динамо» четырежды становился чемпионом СССР в 1966—1968 и 1971 годах, а также завоёвывал Кубок СССР в 1966 году. Шесть раз попадал в список 33 лучших футболистов СССР.

Был тренером юношеской, олимпийской и основной сборных СССР: в 1988 году под его руководством советская сборная выиграла Олимпийские игры в Сеуле, обыграв в финале сборную Бразилии. В дальнейшем работал с рядом отечественных клубов — московскими «Динамо» и «Локомотивом», петербургским «Зенитом», «Томью», а также с зарубежными командами, среди которых были донецкий «Шахтёр», португальский «Маритиму», лимасолский АЕЛ, основная и олимпийская сборные Южной Кореи. В 1998 году некоторое время был главным тренером сборной России, но установил абсолютный антирекорд по результатам работы в сборной, проиграв все шесть матчей, после чего был отправлен в отставку. С 2017 года входит в Технический комитет Российского футбольного союза.


Орест Кипренский. Читатели газет в Неаполе. 1831

«Читатели газет в Неаполе» — картина русского художника Ореста Кипренского (1782—1836), написанная в 1831 году. Принадлежит Государственной Третьяковской галерее (инв. 5100). Размер картины — 64,5 × 78,3 см. Употребляются также названия «Читатели газеты», «Читатели газет в Италии», «Читающие газету», «Путешественники, читающие Gazette de France» и другие. Картина представляет собой групповой портрет четырёх мужчин, один из которых читает газету, а остальные слушают. Национальность изображённых на картине персонажей по-разному трактовалась различными исследователями творчества Кипренского — их называли то русскими, то поляками.

Картина была создана Кипренским в 1831 году в Неаполе по заказу графа Дмитрия Шереметева. В 1832 году полотно экспонировалось в Риме, а в 1833 году оно было представлено на выставке Императорской Академии художеств в Санкт-Петербурге. В целом картина имела успех: президент Академии художеств Алексей Оленин писал Кипренскому, что его произведения, «и в особенности путешественники, восхищали зрителей, стечение коих было необыкновенно». Картина входила в коллекцию Дмитрия Шереметева, а затем — Фёдора Прянишникова. В 1867 году она была передана в собрание Румянцевского музея, а в 1925 году — в Третьяковскую галерею.

Искусствовед Дмитрий Сарабьянов отмечал «жанровый оттенок» группового портрета «Читатели газет в Неаполе» и считал существенным преимуществом то, что образы изображённых на картине людей «трактованы правдиво, без прикрас», а избранный Кипренским сюжет «не провоцирует той сентиментальной идеализации, которая так характерна для его поздних „итальянских жанров“». По мнению искусствоведа Евгении Петровой, полотно представляет собой нечто большее, чем просто групповой портрет, поскольку в нём «есть тема, решённая достаточно многогранно и сложно».